Традиции... разговоры с копипастой.

Сегодня прибыло: 0
Всего: 21763
На модерации: 9071

#23759 | Про одного трансгендерного мальчика

Добавлено: 15 декабря 2017; 12:16   |   Внезапная паста   



Интересно, думаю я.
Возможно, если бы когда-то в его жизни сложилось все немного иначе, сейчас передо мной была очаровательная девочка. В сущности, с моей ориентации это не помешало бы мне влюбиться в нее.
Я смотрю на выбритые виски, бороду, широкие плечи. Мою руку сжимает его сильная рука.
А как бы это было? Как бы смотрелось на этих плечах платье? А каким был бы голос? Интересно, у него есть детские фото, где он…?
И вдруг - меня словно окатывают холодной водой.
Стоп, говорю я себе. Те мысли, что меня посещают – противоестественны лишь по одной простой причине. Та девочка, которую я так упорно пытаюсь себе представить, запихивая своего любимого человека в шаблонный облик юной принцессы, никогда не существовала.
Ни-ког-да.

Чуть больше двух лет назад в моей жизни впервые появился Ш. Появился совершенно случайно и явно не был намерен в ней задерживаться.
Просто к одной из моих близких знакомых из Владивостока приехал друг, с которым мы мимолетом познакомились. Честно говоря, особого интереса он у меня не вызвал, да и виделись мы всего несколько минут, перекинувшись лишь парой фраз.
Через полгода он приехал снова. И тогда общение начало постепенно завязываться. Впрочем, особо близкое знакомство нас всё еще не интересовало, а самый интригующий вопрос, как ни странно, возник у меня касательно его половой принадлежности. Он носил мужскую одежду, говорил о себе в мужском роде, но имел очень нежные черты лица и полно отсутствие щетины на лице, что вызывало явный диссонанс. А ведь ему уже было за двадцать. Невольно вспомнилась «Гусарская баллада».
Но тем летом я так и не решился задать Ш. неудобные вопросы. И лишь позже от знакомой узнал о том, что Ш. – трансгендерный юноша.
Уже не помню, что я почувствовал тогда и задавал ли еще какие-либо вопросы. Будучи сторонником ЛГБТКИАП+, я, безусловно, знал о существовании трансгендеров, но, признаться, еще толком не врубался в жизнь этих людей, хоть таковые и были в моем окружении. Просто никогда не было близкого общения и интереса. Да и с чего? У людей своя жизнь, у меня – своя.
Еще через полгода Ш. снова вернулся в Питер, и тут наше общение перешло на новый уровень, мы стали больше общаться. Знакомая, у которой он жил в то время, часто приходила с ним в гости, мы мотались по городу, а иногда – мы с Ш. оставались вдвоем. Говорили о многом. Как-то раз я набрался наглости и даже спросил его паспортное имя. Ш. ничего особо не скрывал.
Спустя некоторое время нас уже смело можно было назвать, если не друзьями, то хорошими товарищами. Расставание на этот раз давалось намного тяжелее.
И именно тогда, проникнувшись теплым отношением и открытостью нового друга, я впервые почувствовал, что влюбился.
Разумеется, я гнал от себя эти мысли. Ведь у Ш. «где-то там кто-то был», как мне стало известно из достоверных источников. Да и прежде я в мужчин почти не влюблялся.
Вопросов по поводу гендера у меня больше не возникало. По поводу пола – тоже. Живет себе человек – и живет. Чувствует себя юношей? Хорошо, значит и я буду говорить о нем в мужском роде и называть выбранным им именем. Всё казалось довольно-таки просто.

Еще, будучи в Петербурге, Ш. начал гормонотерапию. Разумеется, данная процедура не была официальной. Никаких справок и рецептов на препарат он не имел, и, как многие трансгендеры, доставал его черте как. И сперва никаких изменений заметно не было.
Но спустя пару месяцев после отъезда, в моей квартире раздался звонок. В телефонной трубке я услышала совершенно незнакомый низкий голос и была поражена, когда осознала, кто именно мне звонит!
Уже летом Ш. вновь вернулся. На этот раз – на совсем.
С огромным походным рюкзаком за плечами и большим холстом подмышкой он появился на моём пороге и позже занял диван на кухне, кусок шкафа, поверхность холодильника под рисунки и блокноты и кухонный стол – под художественный беспорядок. Это уже не было существо непонятного пола. Широкие плечи, борода, ломающийся голос - обыкновенный парень в растянутой футболке и с красным «ёжиком» на голове. Было сложно представит, что когда-то он воспринимался совсем иначе.

В моем окружении Ш. приняли, как родного. Даже мои родственники с удовольствием общались с ним и постоянно передавали приветы. В то время как за сотни километров у него осталась его собственная семья, разлука с которой, порой, давалась отнюдь нелегко.
Я видел, как резко менялось его настроение, стоило его матери в соц.сети назвать его паспортным именем или перейти на женский род. Ш. тихо скрипел зубами и старался просто обрывать подобные разговоры. Общение с бабушкой по телефону выводило его из себя. Раз за разом я слышал, как он уже чуть ли ни умолял перестать над ним издеваться и хотя бы попытаться принять таким, какой он есть.
Долгое время его родные старались делать вид, словно ничего такого не происходит. Всё это напоминало разговор со стенкой. Интересная позиция. Так же когда-то и я делал камин-аут – мои родные просто предпочитали пропускать это мимо ушей. «Ничего не вижу, ничего не слышу – значит, этого не существует!» - чудесная позиция. Очень безопасная и снимающая любую ответственность. До поры.

Однажды я зашла в комнату и увидела там молча плачущего Ш.. Передать то, что я испытала в этот момент очень сложно. Я забыла обо всем. Первая мысль была, что случилось нечто ужасное. Кто-то умер? Что произошло??? Отчаяние в его голосе заставило моё сердце сжаться. Он снова говорил с родными. И они снова даже не попытались услышать и понять его. «Да у меня, борода растет, какая я нахрен девочка???». Обняв Ш., я поняла, что просто не имею права оставить его одного. Передо мною сидел маленький заплаканный мальчик, сердце которого разрывалось от непринятия самых близких людей. И, честно говоря, в этот момент мне было совершенно плевать кто эти люди, кем они являются, кем работают и какой образ жизни ведут. Вот он – обычный ребенок с необычной особенностью, упорно пытающийся достучаться до своих родных. Неужели, его гендер – единственное, что их так волнует? Может, решение уехать в Петербург было верным? Что ждало бы его там? Вечные оговорки и подколы? Призывы образумиться и наиграться уже наконец? Так этого достаточно и здесь. Вот, пожалуйста – мать всё еще не знает, в каком роде к нему обращаться, а бабушка слишком консервативна и стара, чтобы понять.

А так ли всё это сложно?
Вот просто давайте подумаем.
Перед вами стоит человек. У человека на лице и теле густой волосяной покров. Голос – низкий. Обращение к себе – в мужском роде. Откликается на мужское имя. Одежда – мужская или унисекс. Как вы станете воспринимать его? Конечно же, как юношу! А если я вам скажу, что он встречается с девушкой? Супер! Гетеросексуальный мужик! А если с парнем? Гомосексуальный мужик! Верно! Кстати, не факт, возможно, би/пансексуальный, но не так важно.. А если я вам покажу фото этого юноши в детстве, где он одет в милое платьице и с бантиками на полголовы? Наверное, вы решите, что у его родителей что-то не так с мировосприятием, бедный ребенок. А если он сейчас влезет в такое же платье и начнет говорить о себе в женском роде? Тут уже точно что-то не так..
Но, согласитесь, не будет никакого смысла в детских фото и всей этой клоунаде, если взрослый, сформировавшийся парень будет просто взрослым, сформировавшимся парнем! Ему не нужно будет прыгать перед вами без штанов и размахивать пиписькой, чтобы вы поверили в его мужественность! Или..нужно?
Вот на этом моменте, наверное, стоит сделать паузу. От чего это всё вообще зависит? Так ли важны первичные и вторичные половые органы, буковки в паспорте и детские фото для простого дружеского или делового общения с человеком без привязки к сексу или партнерских отношений? Как часто, обсуждая с другом или подругой погоду вы вспоминаете обо всем об этом? Да никогда!
А что, если ваша знакомая внезапно посреди разговора о повышениях квартплаты, вдруг нежным голоском выдаст фразу типа: «Кстати! А при рождении я была мужчиной!». Забудьте! Этого никогда не будет! Просто, потому что никто в здравом уме не станет об этом рассказывать. И на то множество причин – начиная от обыкновенных правил приличия и заканчивая собственной безопасностью. Но откуда вам знать, что это не так?

А ваше ли это дело?

Есть люди, которые мне сейчас могут возразить.
«Это ненормально! Это извращение!». Отвечу вам просто: нет. Извращение – это залезать чужому человеку в трусы и трахать мозг. А гендерная дисфория не является таковой. Более того, трансгендерность также не является расстройством или болезнью. Если вы не в состоянии принять и переварить данную информацию достойно – это, скорее, вы ненормальны и нуждаетесь в помощи специалиста.

«А девочкой/мальчиком был бы краше!». Красота – понятие крайне субъективное. Она не играет никакой роли, если речь идет о гендерной самоидентификации человека. Поверьте, любой человек прекрасен, если живет в гармонии с собой.
«ФУ! Как с ЭТИМ сексом заниматься??». Вам никто и не предлагает, начнем с этого. С вами тоже далеко не каждый трахаться захочет. Дело вкуса. А заниматься сексом можно разными способами. И если для вас секс – просто потыкать хуем в живого человека, то мне вас искренне жаль.
«Жалко родителей!». А ребенка не жалко? Лучше пусть всю жизнь проживет в угоду родным, чем примет себя таким, какой есть? У вас больное представление о семье, обратитесь к специалисту.
«А ты пол сменил(а)? А как это было? А зачем? А пипиську отрезали/пришили? А покажи!». Так. Ну вопросы данного плана вообще не корректны и, думаю, не стоит говорить даже, почему.
Стоит? Окей.
Во-первых, далеко не все трансгендеры делают полный переход. На то есть множество причин – начиная от дороговизны препаратов и операций и заканчивая противопоказаниями по тем или иным причинам.
Во-вторых, если говорить о трансгендерах в России, то у нас процедура перехода может затянуться на долгие годы. Связано это с ужасной бумажной волокитой. Не смотря на то, что трансгендерность не считается болезнью, для того, чтобы получить право на законный переход (выдачу рецепта на гормональные препараты, разрешение на смену пола в паспорте, смену имени и дальнейшие операции по коррекции) человеку нужно пройти унизительную комиссию, в которую включены разговоры с психиатром, психологом, прохождение различных тестов, долгое время ожидания и получение окончательного диагноза. Да, да. Без диагноза «трассексуализм» человеку почти нереально получить помощь. Да и в данном случае все эти бесконечные круги ада помощью можно назвать с большой натяжкой. Плохо у нас в стране с психиатрией, плохо.
В-третьих, человек это всё не для вас-родимого делал, можете своё любопытство себе в жопу засунуть, он вам ничего объяснять и рассказывать не обязан. В век развитых технологий у нас есть шикарный Google, который вам обязательно поможет.

«Мужик должен быть мужиком! Баба – бабой!». Вы находитесь в плену стереотипов и собственного идиотизма. Пожалуйста, вытащите голову из жопы и почитайте что-нибудь дельное.

Когда Ш. поселился у меня, практически из каждого угла я слышал о том, что рано или поздно мы обязательно переспим, и что для парня и девушки это – нормально. Мне это говорили буквально ВСЕ. Начиная от малознакомой приятельницы, зашедшей на чай и заканчивая моей родной тетей.
И дело даже не в том, что это оказалось в итоге правдой :)
И даже не в том, что мы - два идиота и тупили так долго.

Просто сейчас я понимаю, что Ш. – мой самый близкий человек. И мне плевать, что говорят люди, что написано у него в паспорте, какое у него тело и как его называют его родные. Мне плевать, сделает он полный переход или внезапно подумает, что не нуждается в этом. Я люблю и принимаю его таким, какой он есть.
И буду любить любым.

«Есть всего три слова, и они просты,
Но в них каждый смысл может видеть свой.
Я люблю тебя не за то, кто ты,
Я люблю тебя за то, кто я с тобой.» (с) Louna


назад | вперёд
blog comments powered by Disqus