Традиции... разговоры с копипастой.

Сегодня прибыло: 0
Всего: 21572
На модерации: 10

#23701 | "Только не ругайся!" Или: бьют и плакать не велят.

Добавлено: 06 ноября 2017; 00:01   |   Разное   



"Мир" в нашей семье держится на 2 столпах: страхе разрушить иллюзию благополучия и опасении её полного распада.
И первое заметно доминирует.

Однажды мамина жизнь пошла не по сценарию. Ей бы карьеру строить, победы завоёвывать и работать на своё имя (с её-то характером), но у неё родилась дочь. Муж со своей вздорной мамашей не выдержали силы ответственности и ретировались, бросив и маму, и девятимесячного ребёнка.
Какая уже карьера?
Вернее сказать: каторжный труд, лишь бы не сдохнуть. Постоянные увольнения из-за систематических болезней малышки, страхи и голод.
Второй брак с абьюзером.
И как венец - с дарованием счастья и стабильности - является отец.
Всё, что было у мамы - семья. Дети, в которых она старалась вложить всё, что имела.
В том числе и амбиции, проекции и надежды на то, что дети реализуются во всём, что она упустила.
Мир активно шёл вперёд: мамины знакомые уезжали по другим городам, становились заслуженными учителями России, директорами и управляющими.
А мы сидели бездомными.
Судьба занесла нас в дом, который принадлежал маминой однокурснице. Они сидели за чашкой чая, мы играли на рваном ковре, а хозяйка-однокурсница причитала:
- Счастливая ты, Наташка! Хоть денег нет, но у тебя дети прекрасные, муж толковый, ты любимая, уютно у тебя, душа радуется. А я всю жизнь одна промаялась, никто мне доброго слова никогда не говорил... Завидую я тебе!
И сколько их было - таких завидующих! Даже, поверите ли, порчу пытались навести! Смешные...
Семья - всё, что было у мамы. Единственное, в чём она могла реализоваться. Она больше 10 лет пыталась пробиться со стихами, но как-то глухо всё без возможности выбраться из нашей тихой провинции...
Ей было страшно даже сказать при людях, что муж на деле не просто не такой замечательный, а подлый, абьюзивный человек. Никому из нас нельзя было даже намекнуть за пределами дома о том, что нам плохо и мерзко в собственном доме...
Постепенно об этом стали запрещать даже думать.
Отец бил, оскорблял, обесценивал, орал, грубил, унижал, и все вели себя так, будто этого не было.
Никто не замечал его равнодушия, пренебрежения, безразличия как к семейным делам, так и к страданиям членов семьи.
"Все так живут, бывают мужчины и похуже".
Жить с таким багожом становится всё тяжелее.
Мне хотелось не казаться, мне хотелось быть.
И все (за глаза) признаются в нелюбви и ненависти друг к другу. Но на прямом выражении чувств стоит железобетонное табу. Ибо тогда необходимость всё менять проявится так явственно и неотвратимо, что дальнейшая совместная жизнь может оказаться совсем невозможной.
Я внутренне не прекращаю плакать.
Если реагировать на его токсичное и очень абьюзивное поведение, в доме не будут прекращаться скандалы ни на минуту. Я уже довольно много лет, а в последние 2-3 года особенно, стараюсь избегать находиться с ним в одном помещении, тем паче - наедине. Я стараюсь с ним не разговаривать.
Но сдерживаться бывает особенно тяжело, когда речь заходит о сексизме, психофобии и обесценивании.
Моя мелкая Саша забивается в угол и спрашивает со слезами: что же будет? Что же будет дальше?
А я не знаю, что будет дальше.
Последние годы убили во мне любовь к этому человеку. Хоть я любила его до последнего. Цеплялась за веру, что всё изменится, и он поймёт. В первый раз мне захотелось сделать генетическую экспертизу в 11 лет. Я не могла поверить, что мой отец может быть ТАКИМ. Я не верила, отказывалась верить. Мне не хотелось искать другого отца, но его НЕотцовство объяснило бы, почему он так не любит меня - всех нас. Это бы объяснило, что он просто чужой человек в нашем доме. И мне хотелось, чтобы он оказался неродным. Мне легче было бы его терпеть.
Много лет я пыталась подстроиться, понравиться, вызвать его сочувствие.
А сейчас... я пуста. И мне тяжело поддерживать иллюзию благополучия.
Чёрт! Как я не могу лицемерить и мучаюсь от этого!
Этот человек меня травмирует, и я внутренне сжимаюсь от того, что он будет дома все ближайшие 3 дня!
И ещё мучительнее то, что я полностью от него завишу. У него полная финансовая власть надо мной. И только от него зависит, смогу ли я учиться, лечиться, а значит, хоть как-то существовать.
Моя болезнь делает меня ещё более от него зависимой.
(Тут я должна долго и болезненно оправдываться, почему я не могу зарабатывать, почему не могу находиться в одиночестве, почему мне нужна поддержка, почему одна я погибну, и почему я не могу ПРОСТО уйти куда-то в другое место...)
Потому уйти отсюда я могу только на тот свет.


назад | вперёд
blog comments powered by Disqus