Традиции... разговоры с копипастой.

Сегодня прибыло: 0
Всего: 21766
На модерации: 1630

#23446 | Пронесло

Добавлено: 30 августа 2017; 17:05   |   Разное   



За окном уже была глубокая ночь. Настолько глубокая и тёмная, что, казалось, она поглотила целиком всю планету, заняла собой всё возможное пространство, даже самые маленькие щели, и ничего не способно было больше разрушить её оковы.

— Ты чё, сука, ты чё, блядь, а? Ты нахуя припёрся-то, тварь? — спросила Алина Дрюкова, настежь открыв окно в своей спальне.

Под окном свисал завсегдатай Паша Педери. Свою фамилию он по ошибке приобрёл у родителей с греческими корнями, что, между прочим, не отменяет вопроса о том, где свою фамилию взяла Алина.
Алине и Паше было по семнадцать лет — ровно столько, когда уже можно, но всё ещё стрёмно как-то. Алина и Паша — одноклассники, которые проходят учёбу в местной школе. И всё в их жизни проходит так же, как у остальных, окромя постоянных ночных прогулок, которые Алина любила в особенности.

— Здарова, бля! Как насчёт того, чтоб сегодня занырнуть поглубже? Я хотел бы тебе показать кое-что обалденное. — Паша говорил это с особенной воодушевлённостью.

— Ты чего, больной, что ли, такие вещи мне говорить? — с выпученными глазами поразилась Дрюкова.

— Зая, не устраивай глиномес, я тут свисаю как яйца для того, чтобы тебе сделать приятное. Я буду ждать тебя внизу.

Не долго думая, Дрюкова начала ковыряться в своём шкафчике, чтобы надеть что-нибудь на выход.
Так как на улице довольно прохладно, Алина решила под свою короткую кожаную юбку, которая подчёркивала её бёдра, надеть новые черные чулки. И хотя она была девчонкой низенького роста, это не отразилось на красоте её коротких ног, которые всегда были гладко выбриты и смазаны чем-то импортным и дорогим. Смуглый тип кожи придавал ей ещё большей пикантности. Тело обошлось одной белой майкой с изображениями ананасов и лёгкой чёрной кожаной курточкой.
Выйдя из своей спальни и пробежав на цыпочках к входной двери, Дрюкова задумалась о том, что же снова придётся говорить её матери, если она случайно её разбудит. Повертев головой, будто проснувшись от кошмарного сна, Алина вспомнила, что если и разбудит мать, то только в параллельной вселенной, так как матери у неё уже давно нет. Алина живёт со своей бабкой, которая умерла ещё в прошлом году.

Дверь в подъезде открылась.

— Я заждался.

Педери стоял прямо напротив двери. Одетого в поддельное термобельё ЛГБТ-Технолоджис, его всё равно трясло от холода.

— Идём, как обычно. Держи фонарик, я его починил позавчера, теперь работает, правда, я свой наебнул, но это не страшно, главное — засвечивай контролёрам издали глаза, чтобы они подумали, что идут два педераста, а не парень с девушкой. Иначе ты сама знаешь что... — Паша многозначительно осмотрел Алину с ног до головы.

— Знаю, и перестань меня сверлить, или я сама тебя сдам и ты тоже знаешь, что будет. Пойдём уже.

Путь к неизвестному чуду был долгий и лежал через рваные металлические заборы, кучеря, ебеня, какие-то трубы и брошенные дома, населённые узбеками. Опасаясь контролёров, можно было даже и забыть, какими дорогами шли ребята. Наконец Паша остановился у огромной кучи мусора и начал в ней копаться.

— Я это нашёл где-то вот здесь...

Через две минуты Педери, приложив некоторое усилие, вытащил из груды дуршлаг.

— Господи, это же... — вскрикнула Алина, больше не находя никаких слов.

— Это дуршлаг.

— Это самый настоящий дуршлаг? Чёрт возьми, это дуршлаг! Он же сейчас стоит миллионы килограмм золота и....

Разговор прервал резкий гул сирены и очень яркие фонари.

— Стоять! Ни с места! Мы знаем что ты там, и что ты не пидор, так что выходи с поднятыми руками! — один из контроллёров ревел в рупор.

Внезапно недалеко от Алины и Паши из кустов выбежал незнакомый голый человек и, немного подёргав, побежал куда-то в сторону темноты. За ним бросились бежать трое контролёров. Уже через минуту их не было слышно.

— Уф, пронесло. А я думала, что это за нами! — успокоившись сказала Дрюкова.

— Ага. Пронесло...

Через минуту воздух заполнил сильный запах говна. В перемешку с огромной кучей мусора, казалось, что в каком-то соседнем государстве снова началась война, где с одной стороны встали ополченцы, а с другой — свидетели Иисуса Христа.

— Ты чё, обосрался, что ли, мудак? — яростно крикнула Алина.

— Да что-то немного приспустил клапан, походу. — тихонько ответил Паша.

— Но зачем?

— Да хуй его знает, на всякий случай.

— Это так романтично!



назад | вперёд
blog comments powered by Disqus