Традиции... разговоры с копипастой.

Сегодня прибыло: 0
Всего: 21766
На модерации: 1630

#22061 | Проститутка инвалидка

Добавлено: 13 августа 2016; 00:03   |   Бугурт   



Привет, копропаста. Рассказываю тру стори про то, как я со своим хорошим другом Максимом Игнатенко, снимал проститутку инвалидку, и что из этого всего вышло.
Всё началось в дорогом ресторане Cristal Room Baccarat на Никольской, который открыли мои знакомые выходцы из Тюмени. Мы с Максимом попивали дорогое вино, курили хорошие кубинские сигары и вели лёгкую, непринуждённую беседу об охоте, парусном спорте и лошадиных породах... Как вдруг мой приятель внезапно изменился в лице, будто ему в голову пришла какая-то дикая, но, по своему, привлекательная идея.
- А не снять ли нам праститутку! - Воскликнул Максим и хлопнул ладонью по столу.
Я поправил свои солнцезащитные очки De Rigo Vision и спокойно ответил.
- Почему бы и нет. Но с одним условием, это должна быть самая грязная и уродливая проститутка из тех, что мы найдём.
Будучи пресыщенными искателями удовольствий мы попробовали уже практически всё, кроме самого очевидного. Дешманских блядей с трассы!
Без лишних обсуждений мы оба попросили счёт и через минут пятнадцать уже тряслись на грязной лесной дороге по направлению к сто первому километру. Я внимательно осматривал дорогу, а Максик сидел за рулём Jaguar XJ13 подаренного ему его очередным любовником, разнузданным олигархом (если что, Максим Игнатенко не пидор, - но, как и полагается настоящему мужчине, он спит с богачами за деньги).
Очень скоро мой взор привлекла уродливая, изьеденная сифилисом и оспой бабища-блевани, которая призывно покачивала плоской жопой по направлению к проезжающим мимо дальнобойщикам и дачникам. По понятным причинам никто не останавливался. Кроме нас.
Когда мы подъехали к уродливой пародии на человека та открыла чернеющий кариесом и плесенью рот, будто не веря, что два таких холёных аристократа могли проявить к ней хоть какой-то интерес. Прихрамывая на гниющую от приёма метадона ногу она поковыляла к нашему автомобилю.
- Ой, ой! Молодые люди! Чаго, поябаться захотелось? - Заверещала гротескная гетера, обдавая нас смесью луковых и пивных паров. Я брезгливо прикрылся носовым платком, а Максим, тем временем, толкнул меня в бок, и не обращая внимания на тварь озадаченно спросил:
- Слушай, она тебе никого не напоминает?
Я сощурил слезящиеся от нестерпимого смрада глаза и присмотрелся повнимательней. И правда, не сразу, но я узнал "девушку" так называемого Павлика Иванова (говноеда), комментатора на паблике Копипасты во вконтакте.
Нашим общим первым инстинктом было прострелить зашкваренной карлице голову из моего платинового Desert Eagle, но я привык тратить его патроны на людей, а не зверей, по-этому, пересилив себя, мы спросили:
- Шлюха, знаешь ли ты некоего Павлика Иванова, более известного, как "глупая свинья", "лохушка и сыкло"?
Та с опаской кивнула. Видимо ей не раз и не два приходилось огребать пизды за знакомство с этим деревенским посмешищем.
- Ну, эта... Знаю такога. Только я с ним не яблась, если что! Спидов нет у меня! Ну... не от него, по крайней мере. Так, развожу его на нищенскую пенсию его матери - инвалидки первой группы.
- Умная... кхм... девочка, - Я презрительно плюнул ей в лицо и стряхнул пепел сигары ей на голову. - Покажешь нам где он живёт?
- Конечно! - Шмара с готовностью закивала. - Убить его хотите? Давно пора! Мой отчим (он меня, кстати, и заставляет праституцией заниматься), Мага Дудаев, ветеран Гелаевского спецназа, и так побивает мене палкой постоянно за то, что я с ним знаюсь. Его тут все ненавидят. Вся округа! Вы его ещё попытайте...
Я нетерпеливо щёлкнул пальцами и жестами указал недалёкой курве бежать перед машиной, показывая нам нужное место.
Ехать пришлось недолго. Домик (скорее сарай) изуродованного веками инцеста семейства Ивановых стоял в конце неприметной говняной дороги по обеим краям которой тянулась заброшенная помойка.
Кинув кривой цыганке триста рублей (целое состояние по местным меркам) и прострелив её коленную чашечку из травмата, приказали уползать куда подальше. Когда чумное уёбище с воем и пердежами скрылось в кустах крапивы мы одёрнули свои дорогие костюмы от Kiton и направились к сочащейся мокрицами и уриной берлоге свиньи.
Фанерная дверь вылетела из петель с полпинка и мы пригибаясь вошли в поросшую мхом гномью халупу.
Первое, что предстало нашим взорам был заблеванный матрас на котором стая бешенных бродячих псов ебала мать Павлика Иванова, Шлюху Иванову. Разбухшая от безпробудного пьянства и собачей спермы старая бледва со скрипом повернула к нам свою рыбью голову и осоловело протянула:
- Ммммыыыыаа?..
Максим Игнатенко не дал ей закончить. С трудом сдерживая рвотные позывы он кинул в неё бутылку вкуснейшего виски Dalmore 50. Бутылка разбилась об голову старой ведьмы, скорее всего убив её, и обдала всю эту пиздобратию своим содержимым. Следом полетела уже зажённая зажигалка S.T. Dupont. Копошащаяся куча-мала вспыхнула и превратилась в уголь за считанные секунды. Мы, тем временем, продолжили поиск виновника нашего здесь появления.
Искать не пришлось долго. Всё так-же, ногами, мы открыли ближайшую дверь и перед нами открылась микроскопическая комнатушка лилипута. Дыры в хлипких стенах были прикрыты обоссаными плакатами с Путином, Кадыровым, Шайгой, постерами арии и короля и шута. Над кроватью (точнее свитым из использованой туалетной бумаги и совковых газетёнок гнездом) висел плакат с каким-то резным деревянным дилдо и подписью "мой бог меня рабом не называл". Рядом с гнездом, перед древним компом, на перевёрнутой табуретке восседал сам Павлик Иванов, который в момент нашего прихода надрачивал свой заострённый собачий кутас на детское порно. Моральный дегенерат, уже понимая, что его ждёт, тут же пополз в нашу сторону на костлявых коленях. Хлопая абнормально далеко друг от друга расставленными глазами финно-угорский карлик взмолился:
- Ой! Ой-ё-ёй! Пожааалуйста, не убивайте! Я же негодный слабачок, я педик! Плакса-вакса, солёный огурец! По полу валяюсь, никто меня не ест! - Уродец заревел крокодильими (от названия наркотика) слезами и инстинктивно потянулся к нашим ширинкам. Я в ярости оттолкнул эту своеобразную версию голлума из Властелина Колец.
- Ну вот и всё, лох и неудачник, Павлик-хуявлик Иванов-хуянов! Пришёл конец твоей проклятой некротической недо жизни! - С этими словами я вознёс над лысенькой головой циркового уродца свою катану работы великого мастера Синтого Кунимицу. Но тут меня остановил Максим Игнатенко.
- Подожди! ОН никогда не простит нам если мы убъём жалкого девственника, анального проститута и гомика Павлика иванова без Него...
Я тут же успокоился и согласно кивнул. Максим, тем временем, достал свой Vertu Ti и набрал номер Криоса.
Как выяснилось, легендарный сестроёб был неподалёку. Он и Смирнов затеяли охоту на вытирана, защитника Сралинграда, в окрестных лесах. Приняв звонок Максима Криос молча кивнул Смирнову после чего они быстро растоптали тело рахитичного старца, который тщетно умолял их о пощаде, копытами своих арабских скакунов, и пришпорив благородных коней направились к зловонной хижине дядюшки Павлика.
Проломив картонную стену избушки оба достойных господина спешились и не снимая свои охотничьи камзолы и чёрные тирольские шляпы с эдельвейсами, начали избивать мартышку и копрофага Иванова ногами. Причём строго сверху вниз, втаптывая и вбивая в землю. Никаких вам футбольных пинков!
- А ну пресмыкайся! — сказал ему Криос грозно. Павлуха начал пресмыкаться, как Путька перед западными инвесторами: ползал по земле и лизал сапоги.
- Ну и чмоха же ты, Павлик! — брезгливо сплюнул властный господин. Иванов, в ту же секунду почувствовав неудовольствие в голосе своего повелителя, понял, что сделал что-то не так и начал заглядывать в глаза, трусливо дышать и потеть языком.
- Ну... Ну, хотите я говна поем? Ну, сам! Я и так его ем постоянно, а так вы увидите своими глазами, какой я жалкий. Какой гнилой... и... и не будете меня терзать... - в глазах раболепного прислужника светилась призрачная надежда.
Мы переглянулись и, похрустев суставами, начали долго и со знанием дела избивать и пытать свинуху пидорка. Выжигали ему тавро раскалённой арматуриной, вырывали зубы, вбивали иглы под почерневшие от антисанитарии ногти, заливали отбеливатель в глазницы, тончайшими листами бумаги проводили между пальцев. Когда подвешенный вниз головой и побиваемый битами свинух взмолился: "У... убейте меня... КХА-КХА-КХА! Молю! Просто... убейте...", мы с хохотом потащили его в заросший двор перед развалюхой и бросили в разожжённый заранее костёр. Если же переломанный инвалид ДЦПшник с трудом выбирался из бушующего пламени мы толкали его обратно длинными прутами с шипами на концах.
Поняв, что скоро лохушка отправится к своему отцу - помойному бомжу - в Ад, сосать вместе с ним кукан у Иблиса, Смирнов ржавым багром вытащил Павлика из костра и затушил остатки огня прокисшей жидовской мочой.
Затем Криос знаком показал нам не двигаться. Он осторожно достал из-за пояса острейший непальский нож Кукри и склонился над лежащим на животе и громко рыдающим Ивановым. Почувствовав приближение Криоса Иванов начал громко причитать:
- Хрю... Хрююю... Хрю-хрю-хрю... Я... Я свинуууша... Свинуша-поросюша, служанка обезьянки. Не убивайте меня, баре...
Нищеброд и откровенный лузер поминутно морщился из-за надетого на его голову тернового венца, который наскоро соорудил Максим Игнатенко.
Криос присел над Павликом, придавив его костлявую спину коленом, скривился от отвратительного запаха тухлых опарышей, который источал поверженный педофил и дегенерат... И начал резать его шею ножом.
Сперва Иванов заверещал, затем влажно засопел, а после и вовсе замолчал. Криос выпрямился и носком изящного сафьянового сапожка откинул его грязную голову в сторону.
- Такбир, - тихо, с достоинством, сказал он.
Мы так же тихо произнесли священное "Аллаху Акбар" и с чувством выполненого долга покинули место экзекуции подвального наркомана и выродка Павлика-карлика.
Его тело потом, кстати, местные же жители захоронили в нужнике, а голову приняли за свинную и продали на рынок. Когда выяснилась правда был огромный скандал. Уволили несколько чиновников департамента здравоохранения, какая-то большая шишка подала в отставку "по собственному желанию" и так далее. Пиздец, гам стоял...
К чему всё это... А к тому, что не нужно бояться рискнуть! Если вы давно хотите стать трапом, к примеру, то сделайте это! Жизнь - она одна. А после неё ничего уже не будет. Так-как бог, ангелы, и прочая хуйня - это всё выдумки.


назад | вперёд
blog comments powered by Disqus